Антинацистское подполье ОУН в Запорожской области: Юрий Курило
2015/04/29
Криваві дні Бригідок – найдавнішої львівської тюрми
2015/05/25

Неосуществленное восстание: штрихи к деятельности запорожских оуновцев

Пропагандистский плакат ОУН-УПА времен Второй мировой войны

Военному делу украинские националисты всегда отводили одну из ключевых ролей в вопросе создания независимого украинского государства. Особенно остро этот вопрос стоял в Организации украинских националистов, обостряясь к началу немецко-советской войны. Согласно «Указаний на первые дни организации государственной жизни» инструкций Революционного Провода ОУН (популярное название – «бандеровцы») для своих активистов в Украине, на период немецко-советской войны было предусмотрено перевести ОУН на «военное положение». При условии легальной деятельности, планировалось совершить организационную перестройку, перейдя к публичной деятельности. Ко всему сказанному, следует отметить, что в предполагаемых областных структурных подразделениях ОУН (екзекутивах) обязательным требованием было наличие военного инструктора.

Во время первого, подготовительного, этапа деятельности ОУН на восточной Украине во втором полугодии 1941 года, националисты пытались вести деятельность легальным, или полулегальным путем. После того, как начались немецкие репрессии по отношению к ОУН, члены последней переходят в глубокое подполье. В этих условиях с новой остротой встал вопрос борьбы против немецких оккупантов и их прислужников среди местного антиукраинского элемента. Как политическая сила, которая претендовала на монополию в борьбе за освобождение Украины, ОУН просто обязана была быстро реагировать на вызовы времени. В частности, во время заседания Провода ОУН во Львове в ноябре 1941 года представители восточноукраинских ячеек в своих выступлениях останавливались на необходимости активных антинемецких действий в связи с чрезвычайным нацистским террором. На Западной Украине все продвигалось к оформлению вооруженных отрядов украинских националистов в единую повстанческую армию. В степной части Украины деятельность больших вооруженных подразделений была просто невозможна, поэтому сопротивление здесь приобретало несколько другие формы.

В Запорожской области члены ОУН, перво-наперво, начали процесс приобретения и складирования оружия. В Михайловском районе, который по структурной сетке ОУН входил в состав Запорожского округа, этим вопросом занимался непосредственно референт Службы безопасности Запорожского областного провода ОУН Богдан Крицан («Крыця», он же – «Гриша»). Помогал ему в этом местный житель Ф. Герасименко. Оружие вывозилось в днепровские плавни, где и пряталось в тайниках. Иногда это оружие использовалось по назначению: оуновец Филипп Письменный как-то обстрелял колону немецких автомобилей, после чего был арестован жандармерией.

Иван Дзюба
Иван Дзюба

Для получения оружия члены ОУН иногда использовали «природные слабости» оккупантов. Руководитель Мелитопольского окружного провода ОУН Леонид Фоменко («Кривонос») покупал оружие у солдат словацких и румынских частей, которые дислоцировались в Мелитополе (таким образом подполье получило 5 автоматических пистолетов). Иногда оружие выменивалось на водку.

Сбор оружия осуществляли и токмацкие оуновцы. В частности, 13 января 1944 года, во время ареста органами НКГБ учителя Ивана Дзюбы, у последнего были изъяты три боевых винтовки, пистолет «ТТ» и 230 патронов.

Ячейки ОУН, созданные в Куйбышевском районе, находились в подчинении Донецкого областного провода. Организация здесь действовала в условиях глубочайшего подполья, поскольку была «запасной базой» для руководства мариупольской ОУН. Куйбышевские подпольщики также осуществляли сбор и складирование оружия для обеспечения действий планируемого повстанческого подразделения. Куратором проводимой деятельности был один из руководителей ОУН Мариуполя Теодор Личман.

На той же Мелитопольщине член Запорожского областного провода ОУН Богдан Мовчан («Степан Лысавка») выдвигал в 1943 году идею создания партизанского отряда украинских националистов численность до 50 человек, который бы базировался в плавнях речки Молочной. Но эта идея не была поддержана местными оуновцами, в частности из-за быстрого наступления Красной армии и отсутствия базы для такого отряда.

Интересные данные указал в своем донесении агент советских спецслужб К-й (фамилию не раскрываем по этическим соображениям), который был инкорпорирован в окружение одного из лидеров оуновского подполья Михайловского района, упомянутого выше Ф. Письменного. После поездки последнего в феврале 1943 года в Запорожье, он рассказывал К-му, что областной провод ОУН занимается организацией повстанческого отряда из 200-х человек. По данным Письменного, отряд располагал винтовками, пулеметами и боеприпасами. Направленность деятельности повстанцев – антинемецкая. Тот же Письменный рассчитывал создать небольшой отряд в с. Волковка Михайловского района. Все эти планы были перечеркнуты массовыми репрессиями нацистских спецслужб против оуновцев по всей территории области. В тоже время отметим, что некоторое смущение вызывает цифра в 200 повстанцев. Может быть, привирал несколько Письменный. Возможно, значимости пытался себе прибавить агент.

Также есть информация, что член Мелитопольского окружного провода Илларион Курило-Крымчак намеревался создать отряд самообороны в с. Вознесенка (Мелитопольского района) для защиты от мести отступающих немцев в 1943 году. Ввиду нехватки оружия, которого хватало лишь на несколько человек, сберечь село не удалось.

Все эти эпизоды разрознены географически, но их объединяет общий знаменатель – планирование Организацией Украинских Националистов всеукраинского вооруженного восстания. Восстание должно было быть антинемецким, ведь националисты предполагали, что нацисты победят СССР. Но победа эта немцам должна была даться очень большой ценой и сильно ослабить их армию.

События развивались совсем по другому сценарию. В отличие от карпатских гор и волынских лесов, запорожская степь не предназначена для ведения боевых действий партизанскими методами, да и советские спецслужбы оказались куда проворнее немецких. Намерения запорожских оуновцев так и остались нереализованными, а спрятанное оружие, возможно, станет находкой поисковика или кладоискателя.
Иван Молодий
Справедливости ради отметим, что некоторые члены запорожского подполья ОУН смогли принять участие в вооруженной борьбе за создание независимого украинского государства выехав на территорию, где действовали подразделения Украинской повстанческой армии. В частности, руководитель ячейки ОУН с. Новониколаевка Мелитопольского района И. Молодий («Сошенко») был одним из организаторов и руководителем отряда УПА в Холодном Яру на Черкащине.

Юрий Щур, фото предоставлены автором

Поділитися в соціальних мережах

Share to Facebook
Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to Yandex

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *